«Город красивый, только сильно испачкался»
Фото: Павел Лавров

Фото: Павел Лавров

Корреспондент «Русской планеты» красил Новокузнецк к Дню шахтера вместе с рабочими-таджиками

Планерка — дело трех минут. Бригадир раздает поручения, мужики согласно кивают. Мне, правда, ни слова не понятно: говорят по-таджикски. Хотя нет, одно слово я таки разобрал. Показав на меня, Азиз сказал своим что-то, в чем явно услышалось знакомое «газета». Представил вроде. «А-а-а!» — понимающе протянули работяги.

– Евгений, ты сегодня внизу, возьми миксер и работаешь возле ванны, — с акцентом, но уже по-русски обращается бригадир к парнишке. Тот пожимает плечами, мол, как скажешь, вставляет в уши бусинки наушников и не спеша направляется к штабелю мешков с сухими строительными смесями.

Остальные натягивают оранжевые жилетки и, вооружившись кто шпателем, кто ведрами, ловко взбираются на строительные леса.

– Азиз, эти конструкции вообще надежные? — спрашиваю бригадира.

– Конечно. Это на заводе специально делают. Мы в Екатеринбурге заказывали. Как конструктор потом собираешь и можно работать. Еще нигде не отваливалось, — успокаивает он меня.

– Можно попробовать залезть?

– Ну, вообще-то не положено, — сомневается Азиз. — У нас-то всех допуск. Давай я тебе страховку дам, — находит он компромисс с техникой безопасности и вручает мне широкий монтажный пояс.

То, что снизу кажется незыблемой металлической обрешеткой, вблизи оказывается весьма хлипкой конструкцией. Стыки гуляют, трубы стяжек прогибаются под моим весом, а чем выше я забираюсь, тем сильнее колышутся строительные леса. На высоте четвертого этажа турбулентность уже тошнотворная, тянет ухватиться за стену дома. Но она свежевыкрашенная — испачкаюсь. На четвертом уровне лесов застреваю между балконом и лесенкой, подыскивая, куда бы наступить.

– Ты не бойся, там крепко. На доски вставай, — подбадривают меня рабочие. — Доска видишь какая хорошая! На полста! Захочешь, а не сломаешь!

Вниз смотреть страшновато. Цепляю страховочный карабин к балке и только после этого достаю камеру.

– Тут смотреть-то нечего, зачем лез? — смеется штукатур, лихо оседлавший дощатый настил. — Большое видится на расстоянии! А тут что на первом этаже, что на пятом, в одну сторону — стенка, ее надо красить, в другую сторону — сетка зеленая висит, не видать ничего, — пока я стараюсь примериться к кадру, он успевает нанести слой грунтовки на лепной карниз балкона. Восстановление лепнины на «сталинках» — одна из обязательных работ реконструкции исторического облика фасадов домов старого центра Новокузнецка. Если бы не зеленая строительная сетка, отсюда, с высоты, было бы видно, как через улицу другая бригада белит гипсовые звезды в позументах и гербовых колосьях. Самая значительная работа по восстановлению лепнины предстоит на проспекте Металлургов, бывшем Молотова. Там «сталинок» больше, построены они как раз в пору расцвета в архитектуре «сталинского ампира», фасады украшены массой декоративных элементов, от тех же звезд и гербов до гипсовых ленточек, башенок, орнаментов, барельефов.

– Евгений! Плоскогубцы! — на весь двор кричит штукатур. Оставшийся внизу юноша складывает инструмент в ведро, привязанное к веревке, и через блок поднимает этот импровизированный лифт наверх.

– Красиво, — вздыхаю, глядя на убегающий вдаль проспект.

– Новокузнецк вообще красивый город, — соглашается штукатур. — Только сильно испачкался. Ему умыться надо, будет как новенький.

«Умывать» дома оказалось выгодно. Часть домов на центральных улицах советские архитекторы предпочли облицевать каменной плиткой. Долговечно, надежно, монументально. Теперь, спустя больше полувека, эти фасады не требуют глобального ремонта. Проведенная строительная экспертиза показала, что их достаточно просто помыть. За день пескоструйный аппарат обрабатывает фасад целиком. Жители только успевали ахать: утром шли на работу из дома черного цвета, вернулись в чистый, нарядный, светло-серый. Но большинство домов по главным городским магистралям приходится все-таки долго перештукатуривать.

В бригаде Азиза 12 человек. Почти все таджики, но живут и работают в России давно.

– Мы познакомились все в Кемерове, когда там ремонты делали, тоже к праздникам. Ко Дню города, ко Дню Шахтера, — рассказывает бригадир. — Теперь в Новокузнецке много работы, здесь большой праздник будет. Мы сюда перебрались.

– Заработки нормальные?

– Ну, нас не обижают в плане денег. Все, что обещали, платят и всегда вовремя.

– Поэтому вы без остановки работаете?

– Ну, просто нам же платят не за часы, а за объект, — поясняет Азиз. — Как дом сделаем, так, значит, молодцы. Раньше сделаем, раньше зарплата.

Нынешний объект —дом № 10 по улице Кирова. Готовность его Азиз осторожно оценил в 50%. Хотя внешне фасад почти готов.

– Просто долгая работа осталась, — объясняет строитель. — Старую штукатурку сбить — это ерунда. Это мы стараемся, чтобы получилось с гарантией на 5 лет. А кто до нас делал, делал плохо, по стене молотком дашь, куски отваливаются. А потом начинается сложное — замазать все, выровнять, грунтовка на три раза. Только потом покраска. Вот ты сейчас смотришь, думаешь, все, дом готов, можно красить и все. А нам его еще дней пять обрабатывать под покраску. Это если погода будет.

Погода — один из главных факторов, сдерживающих ремонты фасадов домов. Малярные работы под дождем вести нельзя, так что строители стараются за время дождиков вести только «захватки» — переставлять с места на место строительные леса. Два дня, чтобы разобрать леса. Еще парочка — чтобы собрать их на новом месте.

– Вот сегодня погода самая рабочая, — улыбается перепачканный раствором штукатур. — И сухо, и тучки, не жарко. Можно красить.

Сглазил. Через час налетает тучка и на улицу Кирова обрушивается упругий летний ливень. Четверо рабочих спускаются вниз, прячутся под навесом первого уровня строительных лесов, остальные как будто не обращают на погоду внимания.

– Ерунда, это быстрый дождь, — объясняет бригадир Азиз. — Через полчаса все высохнет.

С балкона на третьем этаже за строителями зорко следит рыжая кошка. Когда штукатуры подходят ближе, она разворачивается и убегает с подоконника, раздраженно подергивая пушистым хвостом. Жители домов, попавших под программу реконструкции, вынуждены терпеть временные неудобства. Фасадные работы — это и шум, и пыль, и окна краской забрызганы.

– Ну зато красота будет какая! — рассуждает пенсионерка Зинаида Сергеевна, окна которой выходят аккурат на улицу, поэтому сейчас спрятаны за стеной лесов. — Я сначала пугалась. Как, грохнет, бывает, под окнами или закричит кто у форточки. А непривычно же, что кто-то может лазить снаружи. Через неделю привыкла. Ребята хорошие, воспитанные. В окна не пялятся. И работают, и работают, вообще не останавливаются. У меня балкон был страшненький, весь осыпался, а теперь — куда с добром, отремонтировали, красота!

– Мы жителям стараемся не мешать, — говорит Азиз. — В воскресенье, например, только красим, не скоблим, не сверлим. Выходной же, людям надо расслабиться. Мы не шумим.

– Когда жара была? Позавчера? — подхватывает один из рабочих. — Я днем сидел на досках, красил. Мне женщина окно открыла, на, говорит, попей, сынок, вспотел весь, устал. Нормально люди к нам относятся. Никаких конфликтов.

– А во сколько у вас рабочий день заканчивается?

– Ну мы смотрим, если дело к вечеру, то мы новую порцию раствора не заводим. Как раствор кончается, так и все. Прибрались за собой и закончили. До утра.

Обеденный перерыв тоже наступает не по часам. График плавающий, зависит от подвоза материалов, от скорости работы, от того, насколько быстро использовали четыре мешка шпатлевки.

Евгений, которому сегодня выпал наряд на «нуле», то есть внизу, на нулевой отметке высоты, загружает последние два ведра раствора в пластиковые баки и отправляет их на леса.

– Я в магазин, кому чего принести? — собирает заказы.

Особых пожеланий у его коллег нет, только один попросил мороженого. С клубникой.

– Так-то у нас обед у всех есть, мы покупаем так, по мелочи, — рассказывает мне Евгений, — Вкусненького там или попить, если жарко. За мороженым только надо идти на два дома дальше.

– Тебя в магазин как самого молодого посылают?

– Не, — смеется он. — Просто очередь моя сегодня.

– А почему они тебя так официально называют — Евгений? Почему не Женя?

– Тихо ты! — напрягается паренек, оглядываясь: не слышал ли кто из мужиков. — Женя — это типа женское имя. Я Евгений.

Общие затраты на ремонты фасадов домов по главным городским улицам нынешним летом просто колоссальны. Только областная субсидия на эти цели — без малого 300 млн рублей. Остальное — софинансируют собственники. Жителям домов-счастливчиков придется оплатить 5% реконструкции. В пересчете это означает, что целый год владельцы квартир будут платить за коммунальные услуги чуть больше.

– Ну вот считайте. У меня дом 30-квартирный по ремонту фасаду обходится в 2 млн, — рассказывает Павел Клепиков, директор УК «Управдом». — Конечно, единовременно жителям было бы накладно оплатить всю нужную сумму. А строителям платить надо как раз сразу. И вот что придумали: деньги по софинансированию вносит за жильцов управляющая компания с лицевого счета дома, а потом жители в рассрочку, в течение года-полутора свою долю возмещают.

– Ремонт в кредит?

– Ну, по сути похоже. Но не накладно. У нас уже в нынешнем месяце жильцы получат квитанцию, в которой есть новая строка — ремонт фасада. В среднем на 500-600 рублей ежемесячный платеж будет больше.

– А кто контролирует качество работ? Жители смогут потом спросить со строителей?

– Естественно. Подрядчиков на весь город на весь проект выбирали очень тщательно. Был конкурс в городском комитете ЖКХ. Из 20 участников выбрали всего 3 компании. Чтобы они и справиться смогли, и доверия заслуживали. И чтобы именно новокузнецкие были, потому что объемы финансирования большие, хотелось, чтобы налоги в городе остались. И в итоге не подводят. Посмотрите, например, как бригады на этих домах работают: как муравьи.

– Работа только начинается на самом деле, — обескуражил чиновников-оптимистов глава города Сергей Кузнецов во время очередного выездного совещания (градоначальник устроил подчиненным принудительную трехчасовую пешую экскурсию по центру Новокузнецка). — Если треть успели сделать по городу, то хорошо. Конечно, результаты большого труда уже видны, но вы посмотрите, сколько еще мелочей обидных. А ведь в нашем деле мелочей не бывает. Вон тот балкон полосатый откуда, например? Там у нас что, посольство Аргентины в Новокузнецке расположено? — мэр показал на балкон, явно выбивающийся из общего архитектурного решения и цветовой гаммы. Самодельное остекление балкона на самом деле напоминает аргентинский флаг: пластиковые ограждения состоят из белых и голубых вертикальных полос.

– Это жильцы отказываются пускать к себе строителей. Мы им предлагали либо покрасить балкон в общие цвета за наш счет, либо поставить новое ограждение, опять же за счет города. Но они заявляют, что это их дело, какого цвета у них балкон и что они хотят выделяться, не желают быть как все, — доложила мэру главный архитектор Вера Тен. — И таких жильцов у нас много. Почти в каждом доме один-два скандалиста есть.

– А через суд на них нельзя воздействовать?

– Можно. Мы подготовили документы. Тем, кто не желает договариваться по-хорошему, на покраску или экранирование, мы будем сносить остекление вообще.

– Ну, а это уже вообще ни в какие ворота, — мэр делается суров лицом и, тихо поругиваясь, начинает отдирать частные объявления и рекламу, наклеенные на свежеокрашенный фасад. Начальники управлений, комитетов, предприятий и отделов молча начинают помогать, кто ногтями, кто ключами или перочинными ножиками соскабливая бумагу с отреставрированного фасада.

– Джамал! Это Азиз беспокоит! — кричит в телефонную трубку бригадир строителей, — Тут у меня с материалами плохо. Как сможешь, набери меня, мне надо заранее все привезти!

Оказалось, бригада чуть вырвалась вперед по графику ремонта и к нынешнему моменту начала использовать штукатурку, заготовленную на следующие дни.

– Ты знаешь, я первый раз за много лет на такой стройке работаю, чтобы вообще проблем не было, — хвалится Азиз. — Что попросишь, краску там, доски, инструмент, грузовик, все сразу дают. Вообще без вопросов. Никаких простоев не было с апреля. Только дожди вот мешают маленько.

– Этот дом такими темпами когда получится закончить?

– Дней 10. Примерно. И приходи смотреть, как мы леса снимем. Представляешь, вот сейчас ремонт не видно, он же под сеткой, а как закончим, мы — раз! И сетку скинули и дом такой — ах! Красавчик! — Азиз причмокивает, щелкает пальцами и салютует радужным перспективам воздушным поцелуем.

Новокузнецк подтопило Далее в рубрике Новокузнецк подтопило На город обрушился ливень с градом Читайте в рубрике «Власть» России нужен президентНа сайте «Superjob» приглашают на должность главы российского государства! Требуются граждане РФ в возрасте от 35 лет. Полный соцпакет. Готовность к командировкам. Стрессоустойчивость. Опыт не обязателен России нужен президент

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»