Как ставить палатку со связанными руками
Фото: Павел Лавров

Фото: Павел Лавров

Группа сибирских инвалидов в очередной раз выживает в тайге

В этом году 13-я «Сибирская Робинзонада» собрала 40 инвалидов из Кемеровской области, Томска, Новосибирска, Алтая и Хакассии. Они проведут полторы недели в тайге, в отрыве от цивилизации, и будут там не только выживать, но и соревноаться друг с другом в различных экстремальных видах спорта. Проходит «Робинзонада» в  глухих лесах на берегу Чумыша, неподалеку от деревни Костенково, что под Новокузнецком.

8:35

– Дальше я не поеду, — останавливается Рюмкин перед обрывом. Проселок резко уходит вниз по яру к самому берегу. — Чего машину зря надрывать? Пройти-то пройдем, а толку? Тут ходу-то осталось минут десять. Да и робинзоны просили зря их не тревожить. У них все-таки изоляция.

Прощаемся с водителем, и он, залихватски крутанув на месте УАЗик, пылит обратно в деревню. Ох, повезло мне. Зашел в сельсовет спросить дорогу до «робинзонады», а получил бесплатную доставку. Радушный оказался глава поселения. Стеснений не понял, возражений не принял. Вызвал транспорт. Надо признать, сам бы я действительно не добрался. Нет, относительно недалеко, и броды через Чумыш всего-то по пояс, но старые лесовозные дороги петляют заковыристо, развилок много, заплутал бы наверняка.

За излучиной скальный массив раздается широким логом. Кедры и пихты отступают от берега, и дорога плавно выходит из черневой тайги на заливной луг. Палатки стоят на окраине леса. Тихо. Базовый лагерь «робинзонады» еще спит.

– Доброе утро! — раздается приветливый голос. — Все-таки добрались?

Полоса везения продолжается: дежурным у костра оказалась Ольга Быкова, главный организатор и вдохновитель таежного квеста на выживание. Ее-то я и ищу.

9:20

– Вот видите, выживаем, как только можем, — смеется Ольга Зефировна, угощая меня то тем, то другим. — Кофе без молока, зато есть пряники. А вот там, за палаткой, видите? Пять арбузов. Это в первый раз у нас такое изобилие. Обычно-то мы на минимуме продуктов. Не потому, что худеем, а потому, что купить не на что. А в этот раз столько людей помогли, кто-то хлеба нам купил, кто-то фруктов, кто-то дал «вахтовку», чтобы все это закинуть в тайгу. Шикуем. Это вам не карамельки по три штуки в день раздавать, как бывало в прежние годы.

Нынешняя «Сибирская робинзонада» — 13-я по счету. Организаторы сперва испугались «несчастливого» номера, хотели провести внеочередную 14-ю, а потом решили: людей, которые не боятся выживать в тайге, не запугать какой-то там «чертовой дюжиной».

– Пора уже ребятишек будить потихоньку, — беспокоится Ольга Зефировна. — День сегодня погожий, надо использовать целиком, тем более, утро, пока не знойно еще. Юленька, свисти подъем, — просит она свою главную помощницу. — И выкати меня, пожалуйста, из-под навеса на свежий воздух.

Ольга Быкова села в инвалидную коляску не так давно: год-два назад. До этого ходила с помощью костылей. Руки еще не успели привыкнуть к новому способу передвижения. Это у тех, кто в этом деле поопытнее — могучий торс и сноровка.

10:00

Свисток так и не нашли. Потому участников капитанской планерки созывают зычным ором. Место встречи — навес посреди луга. Нейтральная территория. Базовые лагеря трех робинзонствующих команд разнесены в разные стороны. Чтобы друг другу не мешать, локтями не стукаться, да и вообще — игра на выживание подразумевает конкурентную борьбу, поэтому в обособленности команд нет ничего удивительного.

Первой подходит Люба, капитан «желтой» команды. Она уже успела привести себя в порядок и даже накраситься. Слегка прихрамывает, иначе — хоть сейчас на подиум.

– Мои уже все проснулись, готовы к подвигам, — бодро докладывает Люба. — Все живы-здоровы, кофе пьют.

Второй капитан — Саша, приезжает на собрание улыбаясь до ушей и виртуозно обруливая на коляске кочки, кусты и прочие препятствия.

– Кричать теперь не могу, — сипит Саша. — Вчера как своим колыбельную спел, так, кажись, горло сорвал. Так что сегодня будем побеждать молча.

– Ой, жалко! Я тебе яблочных корочек заварю, у меня с собою есть маленько, от горла —самое милое дело, — Юля оборачивается ко мне и поясняет. — Саша у нас — обладатель просто уникального голоса. Он поет так, что будь здесь дома с окнами, все стекла дребезжали бы. Ему бы на сцену с таким голосиной!

Александр — капитан «фиолетовой» команды. Пока что лидирующей в соревнованиях.

– Это потому что нам все глубоко фиолетово, — хрипит капитан. — Второе наше наименование «Deep Purple». Когда нам становится трудно, мы не обращаем на это внимания и играем дальше.

Опаздывает капитан «красных». Когда он все-таки приближается, я долго не могу понять, как он оказался в команде инвалидов. На вид — здоров как бык. Только когда он усаживается под навес, понимаю, в чем дело: у него парализована рука.

– Сегодняшний квест — робинбол. Начнем примерно в час дня. Кто не знает правила, они простые. Команды по пять человек. Один мячик. Забиваем голы в маленькие ворота. Это смесь футбола, гандбола, регби. Игра контактная, поэтому игроков выбирайте покрепче. Брать мяч, отбивать мяч можно чем угодно. Любыми частями тела. Нельзя только вырывать его друг у друга. Тёма, тебе особенное предупреждение: в игре — никакой грубости. Тут есть элементы регби, но это все-таки не регби, пожалей товарищей.

– Да я чего, я ничего, я буду нежный и ласковый, — начинает доказывать капитан «красных», явно опасаясь, что его не пустят поиграть.

– Тёма у нас просто член параолимпийской сборной России по регби, — объясняет мне Юля. — Поэтому для него контактные игры не в новинку. А у нас есть такие ребята, которые вообще раньше в мяч не играли. Так что это немного нечестно, но тут уж кому как повезет.

– Вот посмотрите, тут есть орлы, которые прямо сюрпризы могут преподнести, — сипит сорвавший голос Саша, — Даже те, у кого ДЦП, они из-за спастики такое усилие могут дать, ни один спортсмен профессиональный не повторит!

– Ага, вот кто бы ожидал, когда мы в дартс играли, что все призы заберут наши незрячие? — подхватывает Юля. — Им только надо по мишени постучать. Они на звук кидали дротики и всегда в цель. Куда стукнешь, туда они и попадают. В итоге победили. А первое место занял парнишка, у которого видит только 3 % одного глаза.

10:45

Чтобы не сидеть без дела, берусь помогать по хозяйству команде обеспечения. Сходил в лесок, набрал с поваленного кедра сухих сучьев. Принес дрова в лагерь, кочегарю костерок в надежде вскипятить закопченный кофейник. Сразу за палатками открывается удивительный вид, хоть сейчас на открытку.

– Чудесное место, правда? — проследив за направлением моего взгляда, спрашивает Ольга Быкова. — Для нашей робинзонады очень сложно подобрать подходящий уголок. Мы же не обычные туристы. Нам нужно чтобы не просто хорошая природа была. Надо, чтобы было ровно, чтобы и колясочникам было проще передвигаться, и спинальникам, и незрячие чтобы меньше запинались. Чтобы спуск к воде был пологий. Чтобы тень обязательно была, иначе сердечникам на жаре будет совсем худо. Раньше мы несколько лет подряд выезжали в Горную Шорию, а теперь тут нашли местечко, на Чумыше. Почти идеальное место.

– Ну все-таки здесь глухомань. Три брода до деревни — не шутка. Случись что, как будете выбираться?

– Ну, так связь-то есть. И у нас договоренность с местной администрацией, что мы можем обращаться за помощью, и они нам транспорт дают по первому зову. Так что если вдруг — не бросят, вывезут, а в деревне уже и медицинская помощь и возможность эвакуации.

– Пока не пригодилась?

– Ох, ну, наверное, сегодня придется вызывать нашего Шумахера, — вздыхает Ольга Зефировна. — Ну, того водителя, который вас подбросил. Рюмкина на УАЗике. У одного из наших осложнения. Похоже, он сегодня последний день. Мы надеялись, отлежится, полегче станет, но нет. Дальше тянуть опасно. Врача-то своего у нас тут нет.

– А как же? Условия-то суровые.

– Да мы тут каждый сам себе доктор, — смеется Ольга Зефировна, поудобнее устраиваясь в коляске. — Про свои болячки всё прекрасно знаем. У каждого индивидуальная аптечка. И общая аптечка вообще на все случаи жизни. Если человек подвержен приступам, например, эпилепсии, брать его на выживание было бы неправильно. Кто тут сможет оказать ему квалифицированную помощь? В основном у нас или ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата, или инвалиды по зрению. Нервные заболевания есть. В этом году взяли несколько сердечников, но у них щадящий режим. Вот Катеньку нашу мы бережем, следим, чтобы она в тенечке была, чтобы давление не подскочило, — Ольга Быкова показывает на молодую девушку, отдыхающую возле костра.

11:20

– Юля, солнце наше, окажи медпомощь травмированному! — кричит Тёма, капитан «красных».

– Что такое? — пугается Юлия Романова, выглядывая из палатки.

– Кровь из пальца льется, кровь! — смеется регбист, показывая большой палец здоровой руки. — Занозу всадил, пока с дровами разбирался, да глубоко так!

– Тьфу на тебя, напугал! — шутливо строжится организатор, расчехляя походную аптечку.

– Доктор, я умру? — продолжает подтрунивать «травмированный»

– Будешь так пугать, помрешь раньше срока! — в тон ему отвечает Ольга Зефировна, оглядывая вошедшую в палец щепку. — Как ты так умудрился? У тебя же топор в здоровой руке должен быть, а не дрова.

– Так я виртуоз. Я одной рукой и дрова держу, и рубить успеваю, — смеется Тёма.

– Я предлагаю срочную ампутацию! Тёма, щас берем топор и переводим тебя на первую группу инвалидности! — раздается голос из палатки, вслед за голосом показывается всклокоченная голова. — Доброе утро всем! Или, скорее, уже добрый день!

– Серега! Здорово, брат! — ничуть не обижается Тёма. — Вылазь на свежий воздух, тут поглядим, кому что когда ампутируем!

– Вы не удивляйтесь. У нас черный юмор вообще в ходу всегда. Нас очень сложно обидеть. Подольше побудете, и не такого наслушаетесь, — объясняет мне Ольга Зефировна.

12:10

Парень в желтой футболке суетится по хозяйству. Надо собрать разбросанные по лагерю кухонные принадлежности, успевая следить за костром. Штатный кашевар куда-то отлучился, остался заместитель.

– Вот вы палатку ставили? Костер делали? — вдруг спрашивает меня один из робинзонов.

– Приходилось.

– Так представьте, что вам надо это сделать со связанными руками и ногами. Ну, или, с повязкой на глазах.

– Сложно. И представить сложно.

Они научились помогать друг другу. Настолько сплотиться всего  за несколько дней можно только в экстремальных условиях. Взять хоть такое, нехитрое на первый взгляд, дело, как приготовление пищи. Человек в коляске берет на себя всю мелкую работу: чистку овощей, например. Почти незрячий, но физически крепкий Родик несет охапку дров. Женя сильно хромает сам, но видит-то прекрасно и помогает Родику не оступиться. У костра следит за котлом целая команда, и каждый занят своей частью работы. Лодырничать  — признак дурного тона.

Из стана «фиолетовых» раздается хохот. Смеются хором, кто навзрыд, кто до упада.

– Это они к вечернему костру сценарий пишут, — объясняет Юлия Романова. — У нас каждый вечер какие-то или игры, или спектакли, в общем, интеллектуальные забавы. За них, как и за спортивные состязания, тоже начисляем баллы. Потом все это в общем зачете плюсуется. «Фиолетовые» у нас юмористы. Премьер-лига КВН отдыхает и нервно выглядывает из-под плинтуса. Вообще у нас ребята талантливые. Есть преподаватели, есть юристы. Никто же не может тебе помешать изучать законы, если ты сидишь в коляске? Или если ты не видишь, разве ты не можешь быть солистом филармонии? Есть парнишка с ДЦП, но при этом — компьютерный гений. В городе все ребята очень успешные. А здесь у нас — игра командная. По сути, важно не то, насколько ты сам окажешься приспособленным, важно, как вы с командой сможете сработаться.

– А бывает, что человек не вписывается в концепцию робинзонады, понимает, что это «не его», что это тяжело, что это не то, чего он ждал?

– Поначалу так бывало частенько. Был у нас парень, например, ему все эти командные вещи были не свойственны. Он брал с утра удочку, уезжал на реку, сидел в каталке, ловил рыбу. Рыбой, правда, делился, молодец. Кто-то в шоке от тяжелых условий. Не верят, когда мы объясняем на старте еще, что едем не на курорт, что будет и холодно, и жарко, и работать надо, и вообще тайга не шутит порой. Потом уже все стали понимать, что к чему. Те, кому не нравится, они отсеиваются сами собой. Но очень мало тех, кому не нравится. Наоборот, мы уже не знаем, куда деться от желающих. К нам не просто со всей области приезжают, у нас участники есть со всей Сибири.

– Отбор строгий?

– Ну, есть отбор, конечно. Например, мы ввели возрастной ценз: участвовать можно, только если тебе не исполнилось 35 лет. Чтобы те, кто постарше, своим жизненным опытом, авторитетом не давили 18-тилетних. Наши опытные «робинзоны», которые по возрасту уже не проходят, они могут, например, перейти в команду поддержки, в организаторы, в инструкторы. Вот Серега, например, колясочник. Он раньше был участником, теперь женился, на нашей же участнице Марине, они тут в тайге познакомились. Сейчас они в нашем штабе, сами проводят робинзонады. Через пару недель все вместе поедем в Хакассию. Там они эти эксперименты с диким выживанием еще только начинают, будем коллегам опыт передавать.

13:10

– Настоящий мужчина не должен экономить на трех вещах: часах, обуви и галстуке! — поучает Родик товарищей, объясняя свой наряд: он зачем-то нацепил поверх фиолетовой командной формы белый галстук в крупный черный горошек. — И вообще, это мой талисман уже которую робинзонаду подряд. Вот выйдем на поле, увидите, как мы всех обыграем! И все благодаря исключительно моему счастливому галстуку!

Чем ближе старт спортивного состязания, тем сильнее проявляется дух соперничества между командами. Хотя буквально час назад «желтые», «красные», и «фиолетовые» вполне дружно работали сообща по хозяйству.

Поле под «робинбол» уже размечено. Долго пришлось примериваться к поляне, стараясь найти участок достаточно ровный, чтобы игрокам на колясках можно было без проблем передвигаться.

Команды тренируют вратарей. Сетка небольшая — всего метр на метр, защищать ее лучше сидя. Голкипера «желтых» — паренек с тяжелой формой ДЦП. Он медленно ходит, руки еле его слушаются, мышечные спазмы вывернули кисти под неестественным углом.

– Ромыча на ворота? Да ладно! — вполголоса переговариваются соперники в красных футболках.

Ромыч один за другим отбивает три пробных броска.

– Да ладно! — это уже произнесено несколько недоверчиво.

– Ромыч, следи за углами! Видишь, куда летит, просто наклоняйся в ту сторону! Хоть зубами, хоть ушами, но отобьешь! — советует парню капитан команды.

Рома парирует пять мячей из шести. Причем последние два — крученые, с финтами, бросали, уже не щадя ни себя, ни вратаря. Рома с трудом говорит, а смеется — свободно, заливисто, абсолютно искренно.

13:25

Вторая десятиминутка. На жаре всем тяжело, время от времени капитаны берут тайм-ауты «на водопой». Незадействованные в матче соратники подносят бутылки и кружки, дают тактические советы, поддерживают игроков морально. Капитана «красных» уже трижды наказали штрафными бросками за использование на поле регбийных приемов. У «красных» — более подвижные полевые игроки. У «желтых» есть Ромыч, который, сидя перед сеткой ворот,  творит чудеса.

– Не трожь вратаря! — кричит защитник «желтых», бросая коляску наперерез атакующему капитану соперников. Столкновение жесткое. Ворота, конечно, остались в неприкосновенности, но куча-мала перед ними образуется знатная. Свисток: нарушение правил.

– Желтые пробивают! — объявляет боковой арбитр Юля Романова. — Тёма, предупреждение последнее, еще одна грубость и дисквалифицирую до конца матча. Это почти регби, но не регби же!

– Юлечка, а ты можешь комментировать? Нам же не видно совсем, что происходит? — просят болельщицы, пока «желтые» и «красные» сообща водружают защитника на коляску.

– Точно, что это я? — спохватывается Юлия. — Артемка вводит мяч в игру, пас на Николая, Николай прорывается к воротам соперника по флангу, делает обманный финт, бросок в нижний угол, гол!!! Команда «желтых» сравнивает счет!

– Ну как вам, непередаваемые ощущения, правда? — интересуется Ольга Зефировна, она за кромкой поля, среди зрителей, соблюдает нейтралитет, болеет сразу за все команды. —Скажите, какой азарт, какой кураж! Куда там обычному футболу! И где еще в контактных видах спорта вы найдете на поле такое количество незрячих? Вон Женя бегает, он же совсем плохо видит, он играет по звуку и по движению теней. Хотя сегодня незрячим тяжело, мы взяли не звуковой мячик, а обычный.

Между тем игра в очередной раз остановлена: члену сборной России по регби приходится все-таки покинуть поле, чтобы не схлопотать дисквалификацию за грубость и не пропустить следующий матч.

– Ну не могу я, у меня рефлекс срабатывает:бегут на тебя, лови и роняй! — оправдывается он.

 14:20

«Не ждите чуда, чудите сами» — написано над входом в «штабную» палатку. Турнир уже закончился, игроки разошлись. Кто пободрее — купаться. Кто совсем устал — в лагерь, в тенек, под тенты.

Туристическое снаряжение «робинзонов» очень разномастное. Специализированных палаток для колясочников как-то не делают и в обычных спортивных магазинах не продают. У нас, по крайней мере. Вот в США такие бывают. Американцы даже подарили  обществу инвалидов три штуки таких. Остальное медленно приходит в негодность от робинзонады к робинзонаде.

– Мы уже нашим спонсорам намекаем: если хотите что-нибудь подарить, дарите с пользой. У нас же с каждым годом все больше и больше участников, рекорд — 120 человек, снаряжения требуется много. Вот недавно приезжали к нам на гостевой день опытные друзья из депутатского корпуса, так они подарили спальники, — улыбается Ольга Быкова. — Хотя нам грех жаловаться на отсутствие поддержки. В этот раз нам здорово помогли и с заброской, и с обеспечением, и с сопровождением. Тьфу-тьфу-тьфу одна из лучших робинзонад за последние годы.

– Почему тьфу-тьфу?

– Так нам тут еще неделю жить. Мало ли что может случиться? Погода, болезни, травмы, и так далее.

– Зефировна, ну что, будем звонить Шумахеру? Или еще подождем с эвакуацией того парня из Томска? — спрашивают из «штабной» палатки.

– Вот видите? — вздыхает Быкова и едет в штаб решать очередную неотложную задачу.

Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»