«Новокузнецк — город с характером»
Илья Храбрый. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Илья Храбрый. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Художник и чиновник Илья Храбрый — об архитектуре южной столицы Кузбасса, неочевидной красоте домов и строительстве для потомков

Главный художник Новокузнецка — это должность, а не титул. Искусство — в мастерской. Там вдохновение, кисти, мольберты. На работе — рутина, документы. Изредка — отдушина вроде выездных официальных мероприятий. Например, на городском параде снеговиков Илье Храброму быть положено. И — вот счастье — еще и самому хочется. Он не смог отказать себе в удовольствии слепить классического снеговика вместе с участниками парада. 

– Можно ли город воспринимать как единый цельный объект искусства?

В большей степени — да. Ну, допустим, Тель-Авив был полностью построен в стиле конструктивизма, когда там немцы работали. И когда человек туда приезжает, у него складывается определенное ощущение. Когда от города, в который ты приезжаешь, складываются определенные ощущения, это и есть то настроение, которое город несет. Как правило, чаще всего люди приезжают на вокзалы и видят центр города. И если этот центр о чем-то говорит… Например, Красноярск — это эклектика. Там огромное количество разных зданий, которые выглядят противоречиво: там есть сибирское барокко, там есть классицизм, там есть сталинский ампир. И поэтому от него такое двоякое ощущение. Глаза начинают разбегаться.

– Как у нас с восприятием города?

– Когда ты приезжаешь в Новокузнецк, глаза не разбегаются, фокус сразу формируется, и ты понимаешь, что это такое. Ты чувствуешь какую-то огненность города, его приверженность к большому производству, к серьезному делу. Понимаешь, что это за город. Город с характером — однозначно.

Я учился в Красноярске и много рассказывал о своем городе друзьям из Братска. По моим рассказам они предполагали, что Новокузнецк подобен Братску. То есть, это застройка из девятиэтажек и пятиэтажных «хрущевок» — такая четкая и понятная рабочая планировка. Когда они приехали в Новокузнецк и прошлись по центру, их представление о нашем городе очень сильно изменилось — город-то совсем другой. Город-то — сад! Мы, внутри города, это чувствуем и понимаем, а вот жители других городов воспринимают Новокузнецк чересчур суровым. У россиян на уровне ассоциаций — Новокузнецк — это какой-то депрессивный город, где одни рабочие, где особо нет культуры, искусства. И круто, когда начинает меняться это впечатление. Поэтому, мне кажется, очень важным возить в город людей. Устраивать какие-то большие фестивали. Да, тратить на это деньги, но привозить народ, стараться показывать город, чтобы молва шла. Тогда у нас и статус начнет появляться.

Потому что чем больше событий происходит… Допустим, в том же Новосибирске — огромное количество событий, но насколько он лучше Новокузнецка? Круче он? У меня вот большие сомнения. Не круче, а просто больше.

– Новосибирск — другое, это столица Сибири…

– Новосибирск — мегаполис, со всем позитивом и негативом от этого. Взять то же художественное восприятие, чувственные ассоциации: когда я приехал в Новосибирск, я удивился, сколько у них визуального шума. Там кругом баннеры, реклама, ощущение, что это какой-то мельтешащий Китай. У нас в этом направлении мы работаем с ребятами-предпринимателями. Баннеры у нас тоже есть на фасадах, но, по крайней мере, количество другое, стилистика четко прописана. Визуального шума меньше. И ты хоть немного начинаешь видеть архитектуру.

– Так что, ощущение от города, как от единого объекта искусства создает все-таки архитектура?

– В значительной степени. И строить город нужно, учитывая его художественную составляющую. Посмотрите на наш старый центр. На Соцгород. На новый центр. На здания-памятники. Когда наши предки строили дома, они старались. Да, они использовали какие-то детали, которые позже были признаны излишествами. Но сейчас таких излишеств не хватает. А как они нужны!

– Кому?

– Нам. Даже тем, кто будет после нас. Мы строим же это на 40–60 лет вперед, надо как-то учитывать. Наши правнуки будут смотреть на типовые кварталы, и думать: предки, что-то вы не дорабатывали. А чтобы не было стыдно перед потомками, нужно уже сейчас город воспринимать как объект искусства. Он живой, большой, у него разные районы — один — красный от раскаленного металла, другой — зеленый от парков, третий — серый из-за шахт, да и просто по ощущениям. Здесь хорошо, тут не очень. Но это всегда организм.

– Так откуда тогда появляются типовые, серые здания?

– Единственный минус, что по федеральному закону застройщики выбирают наименьшую ценность. Например, обязан город, если он платит деньги, выбрать тех, кто меньше всех предложит сумму контракта. И вот на этом этапе мы теряем полностью архитектуру, художественную составляющую. Контракт на застройку получит тот, у кого проект дешевле. А дешевле — значит, архитектора и художника из проекта убирают полностью.

Архитекторы достойные есть. Тот же Новосибирск выпускает для Новокузнецка специалистов, там есть академия, откуда выходят крутые профессионалы, но они оказываются не востребованы. Очень мне это тяжело дается. Когда я смотрю какие-то городские проекты, мне грустно, что закон не дает возможности проявить себя в плане визуальной красоты. И мы в принципе продолжаем получать то, что у нас есть.

Новокузнецк. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Новокузнецк. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

– Но при этом у нас очень сильно меняется город в последнее время. Появились какие-то несвойственные типовой застройке и стандартной архитектуре объекты, в том числе квартал Новый город, скверы, парки, что далеко ходить, арт-сквер, где мы сейчас снеговика лепим, и так далее. Выходит, не всегда хорошо и здорово должно быть еще и дорого?

– Это очень хорошо, что вообще такие новые формы появляются. Они необходимы для разгрузки. Город должен чувствовать: что-то происходит и делается. Но это очень мало, это точечно. Появился арт-сквер — это круто, но мало, должен появиться еще один арт-сквер, еще и еще. Они должны быть больше, качественнее. Мы стараемся экономить в каких-то вещах, да. Но на том, что мы видим каждый день, экономить очень жалко. Ну, можно сэкономить на повседневном. Вложить деньги в будущее.

– В виде какого-то художественного излишества?

– Не обязательно излишества. У нас сейчас современная волна, она более авангардистская, более понятная, четкая. Нынешний интересный объект — это значит, объект чуть-чуть непривычный глазу. То есть мы видим дом, который пошел винтом, например. Интересно? Конечно!

– Гнаться за необычным? А не получится так, что станет сильно вычурно? Это же  тоже плохо.

– Это должно быть очень тонко, это должен быть, конечно, вкус. Через форму должно происходить воспитание человека. Надо стремиться не вызывать шок, эдакое моментальное удивление. А чтобы он прошел мимо, пусть заметил это не сразу, пусть через какое-то время понял красоту, присмотревшись. Тогда у человека воспитаются представления о правильном и красивом. Когда соблюдаются пропорции. Гармония. Есть правила. У художников это «золотое сечение», у фотографов — композиция, у архитекторов свои приемы.

– Как можно охарактеризовать ощущения от Новокузнецка, если рассматривать его в качестве произведения искусства?

– Когда приезжаешь на вокзал, ты смотришь на расходящиеся в трех направлениях проспекты. Дома на них построены мощные, основательные, достойные. И чувствуется в этих абрисах и силуэтах дух какой-то определенный, который говорит о стойкости людей. Я, когда прохожу по проспекту Металлургов, я чувствую себя легко, и в то же время защищенным, потому что я знаю: что бы ни произошло, эти дома — будут.

– Как можно лавировать между необходимостью сделать дешевле и желанием сделать лучше?

– Рано или поздно мы к этому придем. Еще раз взглянем на уже построенное. И там, где это требуется, там, где возможно, добавим элемент стилистический, художественный, одухотворенный.

То есть просто раскрасить город?

– Не то, чтобы раскрасить. Это звучит как-то не очень хорошо. Это юношеским максимализмом каким-то отдает. Не раскрасить. Украсить — так точнее. Надо немного причесать город, прибрать визуальный шум, уменьшить его. А еще точнее — расставить акценты и сделать это со вкусом.

– Когда же?

– Как только на это появятся средства. А пока — лепим снеговиков. Это тоже красиво, знаете ли, и весьма создает настроение.

«Новокузнечане стали бережливее» Далее в рубрике «Новокузнечане стали бережливее»Что можно узнать о жителях южной столицы Кузбасса на полигоне твердых бытовых отходов Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»