Без дураков и дорог
Сибирские экстремалы ни воды, ни грязи не боятся. Фото: Павел Лавров.

Сибирские экстремалы ни воды, ни грязи не боятся. Фото: Павел Лавров.

Сибирские экстремалы проложили маршрут в глухой тайге

Трофи-рейд «Октябренок» завершил уходящий летний сезон для фанатов внедорожных гонок. Сборная команда джиперов преодолела путь по отдаленным отрогам Горной Шории. Участвовал во внедорожном автопробеге и корреспондент РП.

Между Казом и Мысками — полтораста верст, горами да лесом. Если напрямик — тайга. Настоящая, глухая. По октябрьской погоде — уже мерзлая. Нет дороги из Каза в Мыски. Ну не считать же всерьез дорогой поросшие молодым ельником лесовозные просеки. Там и прежде-то трелевщики вязли в болотах, а уж теперь, когда заготовки не ведутся, и направлений-то не сыскать. А участникам трофи-рейда того и надо. Им без дороги ехать веселее — спортсменам и экстремалам.

Если друг не проехал вдруг

Грязь фонтаном из-под колес, стрелка тахометра лежит на красной отметке, но машина не двигается с места. Тяжелый внедорожник крепко сел на мосты в глубокой колее.

– Отличная трасса! — веселится водитель. — Это же мы еще и до старта не доехали!

Пока штурман тянет лебедку и вяжет стропы на стволе могучего кедра, сгущаются сумерки. В час по чайной ложке, сантиметр за сантиметром, машина вылезает из грязевой ловушки. Выехали на твердое, смотали трос, а через сотню метров — уже новое препятствие: крутой склон, размытый октябрьским дождиком. Те экипажи, что успели проскочить первыми, содрали колесами дерн и подниматься предстоит по голой глине.

– Попробуем с ходу? — сомневается штурман.

Разгон, прыжок, машина уходит в занос, пилот бешено работает рулевым колесом, пытаясь удержать автомобиль от падения в колею. Из-под капота вырываются клубы пара: перегрелись. Но остановиться на таком уклоне — значит неминуемо скатиться назад. Горка заканчивается, а оказавшись на ровном участке, машина резко рванула вперед. Вот тут уже можно придержать двести лошадей, топочущих в моторе. Надо постоять, дать машине остыть, самим выдохнуть. До лесной поляны на берегу горной речки, откуда утром будет дан старт пробегу, остался всего километр. К темноте доберемся.

Трофи-рейд — это не гонка. Конечно, того, кто придет к финишу первым, ждет заслуженный почет и уважение, но скорость прохождения трассы — вторична. Главное — преодолеть маршрут. А сделать это проще сообща. Поэтому экипажи должны двигаться плотной группой, постоянно подстраховывая друг друга.

– Здесь все основано на взаимовыручке, — рассказывает Роман Ковальчук, организатор пробега. — Если один экипаж попал в тяжелую ситуацию, ему обязательно нужно помочь. Скорость эскадры равна скорости самого тихоходного корабля. А рейд считается завершенным, когда с маршрута выехали все участники. Другое дело — ралли, где важен индивидуальный результат. Но на таких сложных маршрутах проводить соревнования в этой дисциплине просто опасно. Мне лично больше нравятся трофи-рейды. Это больше похоже на путешествие, на командный спорт. Мне как спортсмену важно чувство локтя, когда знаешь, что есть кто-то, на кого можно положиться.

Бревна вместо колес

Техника подводит всегда. При таких испытаниях это практически неизбежно. Просто опытные спортсмены к этому готовы. На первых же километрах дистанции за излишнюю самоуверенность поплатился новокузнецкий экипаж на «Нисан–Датсан». Думали, сумеют проскочить яму, а с наскока не вышло. Вырвали задний мост. Усиленный, военный, от УАЗа. Но у соседей оказался с собою и сварочный аппарат, и генератор. Починили прямо в тайге.

Машины к таким маршрутам готовят специально. Их, как говорят джиперы, «строят». За основу берутся обычные внедорожники, прозванные среди профессионалов «паркетниками», а уж дальше насколько хватит средств и фантазии. Из обязательных элементов —усиленнаяходовка, повышенный дорожный просвет, облегченный салон на случай переворота. Даже на рамные машины ставят дополнительный каркас прочности. Не обойтись в тайге без лебедок. Воздухозаборник выведен на крышу, чтобы автомобиль не «захлебнулся» во время переправ через броды. В багажник — инструменты, усиленные домкраты, набор запчастей.

– Если по багажникам посмотреть, то запчастей хватит, чтобы еще одну машину собрать! — Говорит пилот Рома, не переставая работать гаечными ключами. — И вообще, каждый джипер должен быть немного механиком. И еще — чуть-чуть изобретателем. Потому что если ты с собою чего-то не взял, то надо обязательно что-то придумывать. Иначе можно застрять в глуши. До ближайшего сервиса здесь ой, как далеко! Однажды мы во время летнего рейда в Монголию оторвали от машины целиком весь задний мост. Это было уже во второй раз, так что заменить было нечем: и так на запаске шли. Пришлось сделать лаги из толстых бревен, соорудить волокушу на кормовой отсек. И так, на бревнах вместо колес, мы проехали больше тысячи километров, пока не нашли возможности починиться.

Бобры меняют трассу

Осторожно спуститься со склонов осклизлой сопки — тоже суровое испытание для экипажа. Особенно если машина тяжелая. Идем на тормозах, юзом, левый борт заваливается в канаву под валежиной, колеса по правому борту бесполезно молотят воздух. Критический наклон. Штурман по рации дает сигнал: нужна помощь. Не проходит и десяти минут, как к накренившемуся автомобилю подходят ребята из других экипажей. Встаем всемером на верхнюю подножку, хватаясь руками, кто за что может. С таким живым грузом накренившуюся машину удается раскачать в противовес, колеса схватывают грунт и вот наш экипаж снова вернулся на трассу. Руки подрагивают. То ли от усталости, то ли от избытка адреналина.

– Здесь раньше вполне нормальное место было, легко спускались, — рассказывает Михаил Борисов, пилот замыкающей группу машины. — Но лес живой, маршрут поэтому каждый раз как новый. От погоды многое зависит, от времени года. От того, где какие деревья выросли или поперек просеки упали. Размыло почву до камней или болото разлилось. Мы здесь два года назад были, так места вообще не узнать. Бобры расплодились.

Выясняю, причем здесь бобры: оказывается, они умудрились сильно изменить русла ручьев и речек, где-то поставили запруды, где-то пустили воду на слив по старицам. На плесах накопали ям, а по берегам устроили заплоты из валежника. И все это — за каких-то полтора года, так что трассу приходится буквально разведывать заново.

– Всегда сюрприз. Не знаешь, к чему готовиться. Думаешь, что будет мокро, ставишь резину для грязи на машину. Приезжаешь — грязь подсохла, зато ураганом деревья так навалило, что оказывается, нужны колеса повыше и более прочные: объезжать препятствия по камням. Или наоборот, готовишься к жесткой трассе, а ее затопило, — сетует штурман, на котором лежит ответственность за готовность автомобиля к пробегу. — Не знаешь никогда, сколько горючего брать про запас. Тут в зависимости от условий все, расход измеряется не километражем, а моточасами: можно весь день молотить вхолостую на месте и не продвинуться.

Тест-драйв в лесу

Штурман  — очень важный в экипаже человек. Подъезжаешь к препятствию — его задача выскочить из кабины, пробежать несколько метров вперед, разведать. Если брод — зайти в воду, проверить на ямы и спрятавшийся под водой топляк. Если болото, нащупать объезд. Если бурелом, то его надо прорубить, освобождая дорогу. За день так набегаешься. Ну, и штурману обычно выпадает счастье вязать лебедку на опору, если машина все-таки крепко села.

Как раз ползем вверх на лебедке. Наш «Лэнд-Крузер» не справился с подъемом. В этот момент справа, стараясь не терять оборотов, проскакивает детище отечественного автопрома — УАЗ. Без остановки поднимается на взлобок и останавливается, поджидая, не понадобится ли нам помощь. На этом участке он показал себя лучше. Машина менее мощная, но зато легкая, на подъемах ему комфортнее. Зато из болота лучше выбираться на тяжелой «Тойоте», там мы УАЗу будем помогать.

Вообще, довольно сложно сказать, какая же машина обладает самой высокой проходимостью. У каждой есть плюсы и минусы. Важно соблюсти баланс между мощностью, габаритами, давлением на грунт. Легкую и юркую «Ниву» не догнать в лесу, зато на переправе через реку ее сносит, там хорошо ехать на тяжелом танке с высокой посадкой, вроде того же «Крузера». Или вот: две елки растут довольно тесно, УАЗ смог пройти между ними, а увесистый «Ниссан» с томскими номерами вынужден искать объезд.

– Экие вы чистые! — улыбаюсь встречному экипажу, пилот и штурман которого с ног до головы облеплены толстым слоем подсохшей глины.

– Обзора нет! — перекрикивают они рычащий мотор.— Веткой лобовое стекло расхлестало, едем, в форточки выглядывая! А из-под колес жижа летит.

Не позавидуешь им. Летом такие грязевые ванны — штука вполне терпимая, а вот в октябре… Поежившись, предлагаем товарищам термос с чаем, заваренным по-таежному.

К финишу приходим уже глубокой ночью: на последних отрезках маршрута замыкающая группа буквально волоком тащила на себе окончательно сломавшийся грузовичок.

Пересчитываемся. Все экипажи вышли с маршрута. Рейд считается завершенным. Ноги гудят, пальцы ломит. На завтра организаторы обещали еще небольшое соревнование-квест — будем искать спрятанные в тайге задания. А сейчас очень хочется похлебать горячего и укутаться в сухой спальный мешок. Небо над головой звездное, значит, через какой-то час станет пронзительно холодно.

Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»