«”Тыдыщ-тыдыщ” будет очень редко»
Фото: Павел Лавров

Фото: Павел Лавров

В Новокузнецке начали отгружать 100-метровые рельсы, на которых перестанут стучать поезда

Электромагнит опускается на штабель рельсов с мягким пневматическим причмокиванием, не громче, чем закрывается дверь в автобусе.

– Здесь ровно легло, подожди, я пробегусь, по всей длине посмотрю, — говорит в рацию рабочий и трусцой отправляется к противоположной стороне штабеля.

– Вот так за смену 10-12 стометровок пробежать надо, — улыбается старший мастер участка. — А вы как думали? Почему мы все здесь такие стройные, по-вашему?

Стометровка — потому что длина каждого рельса в штабеле — как раз 100 м. Прежде — дело в России небывалое — и для железнодорожников, и для металлургов. Нынешняя партия — первая.

– Делать-то мы их научились очень давно, — рассказывает Василий Пицко, мастер рельсобалочного производства. — Но потом резали до привычных 25 метров. Изготовить длинный рельс — это полбеды, надо же было еще придумать, как их грузить так, чтобы не погнуть, как их вывезти, как в повороты с такими стометровыми стрелами входить.

Для транспортировки этой инновационной продукции пришлось перестраивать 1,5 км цехов, перекладывать подъездные пути на всей промплощадке завода. А главное — проектировать и строить принципиально новый погрузчик-манипулятор.

– А почему нельзя было обойтись просто тремя грузовыми кранами?

– Так их невозможно синхронизировать, — объясняет мастер. — Хоть один запоздает и все, погнули штабель, брак получится. А у РЖД строгие требования к прямолинейности.

– Самая большая сложность — это именно длина изделий, — рассказывает директор по операционной деятельности подразделения железнодорожного проката Алексей Головатенко. — Раньше длиннее 25 метров ничего не грузили, а с такой работой справится и обычный кран. Вообще рельсы выпускаем здесь уже 82 года, и это не новая продукция. Но эти длинные рельсы делаются принципиально по-другому. Например, применяется дифференцированная закалка так называемая. То есть мы при закалке не весь рельс в масло раскаленное макаем, а только его рабочую головку и немного подошву. Мы третьи в мире, кто умеет это делать.

Грузовая платформа для перевозки стометровых рельсов — это «сцеп», семь состыкованных друг с другом вагонов. На них — направляющие для фиксации рельсов. Полный стометровый штабель —390 тонн весом, 60 рельсов. На каждом — клеймо РЖД.

– Вот вроде мелочь, а чтобы этот штампик получить заветный, мы несколько лет работали, — рассказывает Алексей Головатенко. — Эту печать еще надо заслужить: новые веяния такие, что повышенные требования к всевозможным внутренним и внешним свойствам рельса вплоть до шероховатостей.

Именно длительный период испытаний стал главным препятствием на пути к финальному этапу нового производства: прямых поставок продукции заказчику. Зато теперь у новокузнецких металлургов есть очень выгодный, во всех смыслах «длинный» контракт с РЖД.

– Спрос хороший, это выгодно не только нам, но и железнодорожникам: они имеют отличного качества рельсы, меньшее количество сварных стыков, что увеличивает устойчивость полотна, уменьшает стоимость монтажных работ. Вот мы сейчас первую партию отправляем. И теперь будем отправлять уже регулярно. Объем составляет 400 тысяч тонн в год.

«Стометровки» из первой партии лягут в участок подъездных путей грузового морского порта в Ленинградской области. Прежде чем отправить рельсы в путешествие через полстраны, каждый торец обрабатывают болгаркой: снимают фаску до 3 мм. Когда рельсы стыкуются, получается желобок, который легко заполнить сварочным швом. Стометровые рельсы соединяют именно с помощью сварки.

– Это на таких швах получается знаменитый железнодорожный «тыдыщ-тыдыщ»? — спрашиваю рабочих.

– Нет, это когда обычное соединение с помощью болтов, на таких стыках колесная пара стучит. А на сварке перестука колес не будет. «Тыдыщ-тыдыщ» будет очень редко, только в районе стрелочных переводов.

– Скучно становится по железной дороге ездить, — смеется начальник производства. — Раньше сядешь в поезд, наливаешь рюмочку, думаешь — а не пора ли принять? А тебе поезд отвечает: «Да-да, да-да». А тут налил и сидишь в тишине, как неродной!

В первую очередь 100-метровые рельсы нужны РЖД на длинных скоростных железнодорожных перегонах. «Шелковый путь», как называют такие участки, будет практически бесшумным. В перспективе на новые рельсы (в прямом смысле слова) постепенно будут переводить все железные дороги в России. Так что саундтрек к путешествию на поезде изменится повсеместно. Романтичного и убаюкивающего перестука колес не будет.

«Пшик и тьфу» Далее в рубрике «Пшик и тьфу»«Русская планета» выясняла у чиновников, фермеров и статистиков, почему свинина в Кузбассе подорожала за месяц вдвое Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»