«Плавать я не умею»
Владимир Радченко. Фото: Павел Лавров.

Владимир Радченко. Фото: Павел Лавров.

«Русская планета» провела один день с лейтенантом полиции Владимиром Радченко, спасшим целую семью

Этой весной лейтенант полиции Владимир Радченко спас трех человек. Он снял их с дрейфующей льдины, которую несло по реке. Семейная пара с маленьким ребенком оказалась посреди реки после того, как их квадроцикл провалился в речную промоину. Полицейский, живущий в доме на берегу, случайно это увидел. И бросился на выручку, хотя сам плавать не умеет.

К отделу полиции Новокузнецкого сельского района подъезжает старенькая служебная «девятка». Крыша и капот машины облеплены мокрым снегом.

– Ребята, вы где зиму-то нашли? — смеется лейтенант Радченко над выбравшимися из машины.

– Это у вас тут в отделе уже весна, а в деревне, между прочим, до сих пор холодно, — отвечают ему. — У нас всю ночь снег валил, еле стекла отогрели. И дорога скользкая. Володь, с бензином нынче как?

– В дежурке узнавай, видишь, я занят, — отвечает лейтенант и поворачивается ко мне. — Это из Кузедеево ребята, задержанного доставили. Видите, зима там. Сейчас за городом в принципе много где еще зима.

Сам Владимиру об этом знает не понаслышке: его дом находится в деревне Ильинка, на окраине, и калитка выходит к воде.

«Бумажная работа»

Работает лейтенант Радченко в отделе хозяйственного обеспечения. На нем вопросы, связанные со складом, служебным транспортом, обеспечением ГСМ.

Заходим в отделение. До кабинета — около двадцати шагов. Но добираемся мы до него не скоро: все встречные с Владимиром здороваются, и с каждым он успевает переброситься парой слов. Одного консультирует по поводу забарахлившей машины, другому — подсказывает что-то по работе.

– У нас тут коллектив небольшой, все друг друга знаем, это вам не город, где в УВД сотрудников полно, — объясняет лейтенант. — Работаем в деревне, и нравы больше на деревенские похожи.

Его рабочий кабинет — в полуподвале. Места хватает, чтобы разместить три письменных стола с оргтехникой, две тумбочки и стул для посетителей.

– Вот ремонт нам сделали недавно, теперь чисто и тепло, — улыбается Владимир. — Хоть и подвал, но все равно расширились, раньше-то сидели по два человека за одним столом. Располагайтесь, пока коллеги на выезде.

Устроиться с комфортом не успеваю: в кабинет заглядывает еще один сослуживец Владимира.

– Привет. Где мои бумаги?

– Сегодня сделаю. Я же обещал, — когда за посетителем закрывается дверь, он вздыхает. — У нас работа по большей части бумажная. Я бы даже сказал, рутинная. Редко когда что-то интересное.

– А когда людей пришлось спасать?

– Это был выходной.

Хроника спасения на воде

В ту субботу Владимиру все-таки пришлось съездить на работу. Вернулся домой только к обеду. Занялся ремонтом — надо закончить основные работы, пока семья уехала на отдых. Да еще в честь выходного баню затеял.

Из своего двора лейтенант Радченко видел, что вдоль берега катаются на квадроциклах. Когда услышал крики, поначалу не придал им особого значения: Владимир и сам занимается мотоспортом, внедорожными рейдами и знает, что перевернуть квадроцикл — не так страшно. Поставил его на колеса, завел — и езжай дальше. Но уже скоро ему стало ясно — дело все-таки серьезное. Хронику дальнейших событий он сумел восстановить почти по минутам.

15:02

– Пошел в баню дров докинуть, вышел на задний двор, смотрю, от реки человек бежит. Кричит: «Дайте позвонить!» Я ему дал телефон, он почему-то не спасателям, а каким-то знакомым своим звонить начал, — вспоминает Владимир Радченко. — Из разговора я понял, что кто-то на льдине остался, а льдина от берега откололась. Потом этот мужчина у меня доску просил — с берега на льдину перекинуть, но я-то знаю, что по доске на льдину нельзя пройти: льдина наклонится и перевернется. Я выглянул на бережок из-за деревьев, смотрю: льдина уже поплыла.

Оценка ситуации свелась к простой математике: надо было посчитать, сколько минут уйдет на звонок спасателям, сколько времени придется объяснять, что и где именно произошло, как доехать до места событий, плюс спасателям нужно время на дорогу.

– Только на расспросы ушло бы минут пять. И я не мог дать точную информацию: сколько человек в беде, в каком они состоянии. Я этого не знал на тот момент. Только вижу, что доска уже точно не поможет. И я решил, что быстрее будет свою лодку накачать.

Лодка зимовала на чердаке. Сверху была придавлена искусственной елкой, оставшейся после новогодних праздников. За зиму резина слежалась и промерзла. Пока Владимир накачивал лодку, сумел дозвониться до дежурной части своего отдела. Расчет был простой: его там знают, лишнего не спросят, сразу поймут, что не до шуток.

– Я дежурному сказал просто: люди уплывают на льдине, я качаю лодку, буду догонять. Вызывай спасателей. Дальше он уже созванивался, поднимал людей на ноги. Спасателям не позавидуешь, там всей информации было — что льдина пошла со старой Ильинки в направлении Шорохово, — говорит Владимир.

Забежал домой найти гермомешок для сотового телефона, потому что знал, что связь на воде понадобится. Не нашел. Плюнул: утопить, так утопить. Переодеться тоже не успел, хотя снаряжение имелось: Владимир — опытный турист.

– Рванул вот так, как был. В этих же джинсах, которые сейчас на мне. Думал сапоги надеть, а потом подумал: вдруг тонуть, они только мешать будут. А по двору я ходил в тапочках резиновых, так и не стал переобуваться. Теплые вещи тоже не стал брать: если они намокнут, станут тяжелыми, а плавать я не умею.

– Не умея плавать, вы бросились спасать людей из ледяной реки?

– Ну, когда сильно надо, когда приходится, я плыву. Точнее, держусь на воде. Но нельзя сказать, что я умею плавать.

15:11

Лодку до реки помогли донести соседи. Спустить ее на воду оказалось не так просто: берега еще обледеневшие, единственное свободное место с чистой водой — там, где под воду ушли квадроциклы.

– Это устье, речушка Петрик впадает в Томь. Там меня и посадили в лодку и оттолкнули от берега. Я на веслах уже по стремнине дальше пошел. От момента, как откололась льдина, до отплытия прошло в общей сложности 10 минут. Я позднее по времени звонков на сотовом высчитал, — вспоминает Владимир.

Течение на участке Томи в районе Ильинки не очень сильное, река как раз делает поворот, на излучине — спокойная вода. Зато сразу за поворотом — перекат, где мелко и из русла выступают валуны. Эти камни не представляют опасности для резиновой лодки, а вот льдина, ударяясь об отмели, стала крошиться.

Владимир умеет грести. Опыт водных походов пригодился, и его скорость на воде была заметно выше, чем у дрейфующей льдины. В 15:20 он догнал льдину с людьми.

15:22

– Плохо было то, что я не видел саму льдину. Ее заливало водой. Я не представлял себе ни ее размеров, ни ее начала. Видел только людей уплывающих. А снять их на воде со льда на неустойчивую резинку — это очень сложно. Я решил прямо с разгона наскочить на лед. Чтобы по инерции оказаться сразу рядом с людьми. И это получилось, лодка зашла на льдину больше чем на половину корпуса.

Первой на борт передали маленькую девочку. Затем в судно перебралась ее мама. Последним — отец семейства. Съехать с льдины не составило особого труда. Отталкивались уже сообща. Но на этом опасности не закончились: тяжелогруженая лодка оставалась посреди реки, а все берега — затянуты хрупким льдом с острыми кромками. Искать удобное место для причала пришлось долго, дрейф продолжился.

– Я эту местность знаю. И на мотоцикле катался, и на лодке, но только летом, — рассказывает Радченко. — Берега очень крутые. Мы, было, решили сплавляться до деревни Шорохово, позвонили спасателям, предупредили их об этом. Но не все оказалось так просто. Все-таки не месяц май, и река местами переморожена. До Шорохова, где нас ждал бы уже нормальный пологий берег, нам не хватило каких-то трех километров: мы увидели, что чистая вода заканчивается, и река уходит под лед. Деваться было некуда, пришлось рисковать и выбираться на берег через льдины. Выгребли против течения.

15:32

С первого раза заскочить на прибрежный лед не получилось: лодка перегружена, льдины ломкие, а резиновое судно никак не подходит на роль ледокола. Зацепиться удалось лишь со второй попытки: Владимир выполз на льдины и буквально по сантиметру стал вытаскивать спасенных из воды. Чуть позже, когда от открытой воды лодку отделяло уже около пяти метров льда, ему смог помочь отец спасенной девочки. Он отдавал последние силы: мужчина пострадал сильнее, поскольку больше всех промок, вытаскивая дочь из воды. К тому же, чтобы не утонуть, мужчине пришлось скинуть сапоги, и теперь он был босиком. Ползком по тонкому льду вдвоем с Владимиром они добрались до суши.

15:50

– Нужен был костер. И людей надо было согреть, и спасателям дать сигнал, иначе как бы они нас увидели, в кустах под берегом без дыма? — Владимир восстанавливает хронологию событий. — Я побежал за дровами. Еще хорошо, что зажигалка не отказала, сразу огонь зажгли. А дров там было достаточно: по берегам и плавника сухого много, и мусора всякого паводком принесло — было, чем топить. И тут надо отдать должное маме девочки. Как бы она не замерзла, но она мне очень сильно помогла с дровами. Мужчина-то ходить уже не мог: он был босой, ноги онемели.

На ребенка надели единственную оставшуюся в распоряжении сухую одежду: Владимир умудрился сберечь от воды свитер.

16:15

– В начале пятого я уже увидел, что девочка начала отогреваться: зубами не стучит, губы не синие. Папа ее тоже в норму стал приходить: от одежды пар пошел. Мама больше движением грелась.

Сотовый телефон Владимира оказался на удивление надежен: работал даже в изрядно подмокшем виде. Удалось дозвониться до спасателей, которые к тому моменту уже прибыли на реку, но не могли обнаружить терпящих бедствие из-за сложного рельефа местности. Позже выяснилось, что спасенные причалили не к коренному берегу, а к острову, отделенному от большой земли протокой.

Чтобы подать сигнал группе спасателей, робинзоны жгли прибитый к берегу мусор, но он не давал много дыма. Бросили в костер мокрой травы. Так их и нашли.

– Мы пошли друг другу навстречу. Я взял девочку на руки. Родители ее тоже помаленечку двинулись по моим следам, — говорит Владимир, — А когда спасатели нас встретили, было уже дело техники: через протоку мы перешли, держась за лодку, на обрыв берега нас затащили с помощью веревок и альпинистского снаряжения. Отцу девочки спасатели принесли сапоги, он тоже смог уже нормально передвигаться сам, поспевал за нами.

16:40

Трех пострадавших спасатели повезли в больницу. Владимира на берегу встречали коллеги, прибывшие на выручку.

Спасательная операция заняла чуть больше трех часов.

«Сначала бояться было некогда, потом незачем»

– Володя, ты купил черепашек? — заглядывает в кабинет лейтенанта Радченко кто-то из начальства.

– Так точно. Только я не помню, как их на погоны крепить, — отвечает Владимир, и я догадываюсь, что «черепашки» — это что-то, связанное с форменной одеждой.

– Смотри на погон: пуговица, потом зазор пять миллиметров и черепашка. Я обычно-то в парадной форме не хожу, а тут видите, после этого случая стали требовать, для официальных фотографий там и вообще, — объясняет Владимир, возвращаясь к нашей беседе. — Меня так часто давненько не фотографировали. Уже сослуживцы подшучивать начинают.

– А что про это приключение ваши домашние сказали?

– Они еще не знают, они пока на отдыхе, я им не говорил.

– Наверное, скажут: «Куда полез, зачем так рисковал?»

– Нет, максимум — обидятся, что я без них открыл лодочный сезон, — смеется Владимир.

– Вам было страшно?

– Нет. На реке бояться было некогда, а на берегу уже незачем. Когда уже костер зажгли, стало понятно, что все благополучно, что все выбрались — какой страх? Ребята, спасенные, пообещали, что на выходных обязательно заедут. Мы же с ними столько времени вместе провели, познакомились неплохо, чтобы отвлечься, мы на самые разные темы беседовали, и на реке и на берегу. Вроде, недолго, а сдружились.

О хобби и семейных ценностях

Владимир осматривает служебную «Газель»: машина ездила в Кемерово встречать «сочинцев» — сослуживцев, которых в составе сводного кузбасского отряда отправляли охранять порядок на Олимпиаде. До областного центра вроде и недалеко, но для отечественного авто, эксплуатируемого в жестком режиме, и такой бросок считается серьезным испытанием.

– Еще побегает, — оптимистично отмечает лейтенант. — А вот за нашу «Ниву» я переживаю. Она уже намекает, что скоро на ремонт встанет.

Стараюсь меньше отвлекать Владимира от работы, так что разговариваем урывками. Как ни крути, но беседа то и дело возвращается к памятному для Владимира и спасенных им дню.

– Я уже вечером того дня анализировал: девчонка молодец, ребеночек. Ей четыре года всего. Ни писков, ни визгов, хоть и замерзла, — вспоминает Радченко. — Семья такая у них сплоченная, спортивная, подготовленная к любым трудностям, мне это понравилось. Просто им чуть-чуть не повезло. Их кто-то может и будет ругать за то, что они на отдых с ребенком поехали, а мне кажется, что так и надо. Детей надо к семейным ценностям приучать, к спорту. А случайности — они могут с каждым произойти. Ну, никто не знал, что там промоина на этом участке берега. И я не знал. Я в этом месте еще осенью вброд переезжал, у машины колеса не скрывало, а теперь там яма в русле, в которую аж два квадроцикла поместилось. Никогда там промоины не было. Это за зиму там рельеф дна поменялся. И спрогнозировать этого никто не мог. Не повезло им. Зато потом сразу же повезло спастись.

А вот пойди что-то не так? Не окажись рядом сотрудника полиции?

– Льдина — судно ненадежное. Могло перевернуть. Могла треснуть. Но как сложилось, так сложилось, теперь-то что? Хорошо, что я служу. В том хорошо, что дежурному не пришлось долго объяснять, что к чему, мы тут сработались уже и с полуслова все понимаем. А все остальные навыки — они не из-за службы у меня. Мы на работе с преступностью боремся, а не на лодках плаваем. Повезло, что у меня хобби такое — активный отдых. Повезло, что лодка под рукой оказалась. А не будь стечения обстоятельств такого, кто знает? Только я теперь еще больше уверен в том, что хобби у меня правильное. И что ребенка своего я правильно воспитываю, к спорту приучая. Ребенок у меня маленький, но я его уже везде с собой беру.

«Мы все рискуем заразиться» Далее в рубрике «Мы все рискуем заразиться»«Русская планета» выяснила, как жителю Новокузнецка спастись от туберкулеза Читайте в рубрике «Общество» «Двойной удар»: кто и как уничтожает природный комплекс ПодмосковьяГроб экологии в России или как бездействие прокуратуры губит заказник Истринского района «Двойной удар»: кто и как уничтожает природный комплекс Подмосковья

Комментарии

16 июля 2014, 22:47
Не рассказ, а триллер! Читается на одном дыхании. А Владимир Радченко - настоящий герой!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»